Для корректного отображения портала МЭИ, включите Java Script

Вход
AdaptMenu

Анализ места системы концентрационных лагерей в нацистской политике в оккупированных областях Советского Союза

19.12.2018

​Направление научной деятельности НИУ "МЭИ"​: социально-исторический опыт, историографические проблемы России и современная модель развития российского общества
​Тип исследования​: фундаментальное
​Источник финансирования​:
Грант № МК-928.2017.6 "Система нацистских концентрационных лагерей на оккупированной территории Советского Союза", Совет по грантам Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых и по государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации. Срок выполнения: 02.2017-12.2018 гг.
Авторы: Аристов С.В. (руководитель), Ходяшов Е.О., кафедра ИиК, ГПИ

​Результат
Нацистские концентрационные лагеря на территории Советского Союза являлись важнейшим инструментом оккупационной власти. Их роль определялась функциями эксплуатации и уничтожения, которые они выполняли, а также структурой контингента заключенных – в них должны были содержаться узники, преследовавшиеся по "политико-идеологическим", "расовым" или "социал-расистским" причинам. Данным характеристикам на оккупированных советских территориях отвечали десять лагерей, которые можно обозначить как концентрационные: Вайвара (Эстония), Саласпилс (Латвия), Кайзервальд (Латвия), Каунас (Литва), Яновский (Украина), Сырецкий (Украина), Моглинский лагерь (Россия), лагерь в бывшем совхозе "Красный" (Россия), Малый Тростенец (Белоруссия), Колдычево (Белоруссия).

Специфическими чертами концентрационных лагерей в оккупированных советских республиках было одновременное сочетание характеристик, присущих ранним лагерям Третьего рейха (периода 1933-1934 гг.) и концлагерям последних этапов существования лагерной системы (1943 -1944 гг.) – организации пространства, методов террора, ведущих функций. Система центрального управления немецкими концлагерями в СССР осуществлялась двумя инстанциями: Главным административно-хозяйственным управлением СС (ВФХА) и Главным управлением имперской безопасности (РСХА).

Внутренняя структура управления концентрационными лагерями на оккупированной советской территории, независимо от их ведомственного подчинения, была упрощенной по сравнению с концлагерями Третьего рейха – происходило слияние некоторых административных отделов.

Ключевое место в функционировании концентрационных лагерей играли охранные подразделения. В оккупированных советских областях эти функции выполняли немецкие полицейские части и местные коллаборационистские формирования. Без активного участия последних осуществить масштабные преступления нацисты не могли. Основой мотивации деятельности коллаборационистов было отнюдь не выживание, а использование своего положения для получения материальной выгоды и продвижения по службе.

Важной составляющей лагерной действительности являлось "самоуправление" узников. В концлагерях оккупированных советских республик оно имело структуру, включавшую все основные посты от старосты лагеря до старших по бараку. Выполняемые ими функции заключались в организации повседневного контроля за массой узников.

Провал "блицкрига" привел к нехватке трудовых ресурсов для обеспечения функционирования экономики Германии. Вследствие этого эксплуатация труда узников концентрационных лагерей на оккупированных территориях Советского Союза заняла важнейшее место в оккупационной политике нацистов. Заключенные концентрационных лагерей использовались как крупными нацистскими организациями ("ДАВ", "Организация Тодт", "Балтнефть"), так и небольшими предприятиями.

Концентрационные лагеря являлись, в первую очередь, местами насилия над узниками и центрами массового уничтожения заключенных, а также местного населения. Методы повседневного террора - избиение узников, заключение в карцер, расстрелы с целью наказания за саботаж и попытки побегов были аналогичны всем концлагерям нацистской системы. Особое место в издевательствах над узниками занимали лагерные врачи. Их первоочередными задачами были проведение селекций – выявление нетрудоспособных, истощенных заключенных, с целью дальнейшего уничтожения, а также проведение псевдомедицинских экспериментов на заключенных. В концлагерях на оккупированных территориях СССР подобные эксперименты проводились как минимум в трех лагерях: Вайваре (и его филиалах), Кайзервальде и Саласпилсе.

Характерной чертой нацистской оккупационной политики в СССР были беспрецедентные масштабы убийств местного населения. В 1943-1944 г. концентрационные лагеря играли ключевую роль в реализации уничтожения советских граждан. Наряду с массовыми расстрелами заключенных в районе концлагеря совхоза "Красный", Саласпилсе, Малом Тростенце, Колдычево, Сырецком лагере применялись так называемые "душегубки", что приближало данные концлагеря к лагерям в Польше и Германии, в которых функционировали стационарные газовые камеры.

Общее количество жертв в концлагерях на оккупированных территориях Советского Союза, в соответствии с имеющейся источниковой базой, составило не менее 200 тыс. человек.


Концлагерь Клоога (Эстония)


Сырецкий концлагерь (Украина)

​Назначение и предполагаемое использование результата
Результаты проекта могут использоваться при подготовке учебно-методической литературы для высшей̆ и средней школы. Полученные выводы могут найти широкое применение в деятельности органов государственного управления России в рамках разработки программ по профилактике экстремистских идей в молодежной среде.

​Публикации

Аристов С.В. Проблемы истории концентрационного лагеря Саласпилс (1941-1944 гг.) // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2017. – № 9 (186). - С. 24 - 30.

Aristov S. The Nazi concentration camps on the occupied soviet territory and “action 1005” // VOPROSY ISTORII. – 2018. - № 5. Р. 57-69.​​​

Наука в МЭИ

Научные новости